Официальный сайт муниципального округа

Восточное Измайлово

Официальное сетевое издание в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет» - Газета муниципального округа Восточное Измайлово

(рег. № серия Эл №ФС77-73364 от 24.07.2018 г.)

Тел. / факс:

+7 (499) 463-62-09

Электронная почта:

info@vost-izm.ru

Социальные сети:

К 74-й годовщине Победы в Великой Отечественной войне

Май 7, 2019

(Видео предоставлено Лагзян Т.О. и Мелькиной А.С. - студентками факультета журналистики (Институт Массмедиа) Российского Государственного  Гуманитарного университето (РГГУ))

 

9 мая 2019 года будет отмечаться 74-я годовщина Победы в Великой Отечественной войне. 
Все меньше становится свидетелей тех дней, свидетелей подвига советского народа над фашистскими захватчиками. Но память об их подвиге не исчезнет, мы как потомки обязаны сохранить ее.
В преддверии годовщины хотим рассказать вам о подвиге одного из участников Великой Отечественной войны, старшего лейтенанта, командира роты 1087-го стрелкового полка 322-й дивизии 60-й армии 1-го Украинского фронта Ивана Степановича Мартынушкина - бывшего в числе первых советских воинов, освобождавших концлагерь Освенцим.

Рассказывает Мартынушкин И.С.:

Война меня застала в деревне, где я родился (село Пощупово Рязанской губернии). Я в это время приехал в деревню на каникулы и там узнал, что началась война. Было желание сразу поскорее возвратиться в Москву, но получил известие от своей мамы: «Никуда не трогайся, приеду сама тебе соберу все что необходимо для армии, сиди и жди меня.». В итоге так ее и не дождался. Это было к осени, Москва находилась уже в осадном положении в окружении немцев. Была тяжелая обстановка и мама не могла никак выехать. Я её ждал, но видя, что мои сверстники, деревенские друзья, уже призываются в армию, уходят - тоже собрал котомку (помогла собраться тетя), оделся и пошел пешком в военкомат. 
До военкомата пришлось пройти порядка 15 верст. Но документов там на меня не нашлось – все они находились в основном в Москве. А возраст мой был еще не призывной (родился 18 января 1924 года), поэтому и в Москве моих родителей еще не тревожили по поводу призыва и родных в деревне тоже. 
Ну, приехал я. В военкомате сказали, что мой возраст еще не призывается, иди мол домой сиди и жди пока не повзрослеешь. А дело было уже во 2 половине дня, ближе к вечеру. Пришлось немного схитрить. Говорю: «Знаете, не могу я пешком назад идти. Поздно уже, а добираться лесом к деревне. Устраивайте меня на ночлег, на кормежку, пережду и завтра с утра пойду.». Видимо им не очень захотелось заниматься обустройством моего ночлега и быта, поэтому военкоматские посовещались и выдали справку, прибавив 3 недели возраста. День рождения мой 18 января 1924 года, а документ выдали на 23 декабря 1923 года. Так вот получив призывной возраст был направлен в сборный пункт недалеко от Рязани. Дальше шло формирование в эшелон нас молодежи и отправка. 
Еще сложилась такая ситуация, которая мне в итоге помогла, что я был призван именно в этот день. Было указание от правительства о том, что молодежь с территорий, которые могли быть оккупированы, отправляли вглубь страны, чтобы эта молодежь не попала к немцам. У немцев тоже были свои указания - начиная с 15 лет и до 60 считать всех пленными. Поэтому, когда называют «миллионы пленных» надо учитывать, что среди таких были ребята и непризывных возрастов. Ну и видимо вот эта ситуация и помогла что мне меня не отправили назад, а отправили на сборный пункт. 
На сборном пункте провели день или два, там же нас сформировали по вагонам. Куда отправят тогда еще не знали, думали сразу поближе к фронту. Оказалось, что в направили на Дальний Восток, на самую крайнюю точку, на озеро Хасан, где в 37 году были бои с Японцами. Там я был зачислен в воинскую часть, а позже поступил уже в Хабаровское пулеметно-минометное училище, которое позже и окончил. Проработал год командиром взвода в Сибирском военном округе. И потом уже в 1943 попал на фронт командиром пулеметного взвода в звании младшего лейтенанта. Вот такое начало моей военной биографии. 

Нас, офицеров, на фронт направлялась довольно большая группа. Ехали долго, чуть ли не около месяца. По пути пропускали эшелоны с вооружением и войсками. Привезли как раз к тому времени, как начались бои по форсированию Днепра, в самый переломный момент, когда Курская дуга была пройдена. При подъезде к фронту нас начали бомбить. Были у немцев такие самолеты, они назывались «Рама» – двух фюзеляжные, разведывательные. Они фотографировали и сообщали где идет эшелон. Так же не дремала и прочая вражеская разведка. Нас, видимо, с такого и засекли, начали бомбить, появились раненые и убитые. Так было много раз. Машинисты были довольно опытные – прорывались то вперед на скорости, то тормозили и резко сдавали назад – пробовали уклониться от бомбардировок. В ввиду такой сложившейся ситуации было принято решение всех снять с эшелона и мы пешком уже в ночь выдвинулись на Днепр, в Киев. К Киеву пришли когда закончилось форсирование и Киев был освобожден. Когда подходили к переправе город был еще в огне. 
Дальше нас определили в полк офицерского резерва при фронте. Распределить по военным частям сразу не могли, поскольку фронт постоянно находился в движении - и штабы и передовые части. Ждали мы около недели - двух пока фронт не остановится. После этого нас стали развозить по военным частям, соединениям, полкам и так далее. Вот таким образом я попал уже на настоящий фронт, принял пулеметный взвод и начал осваиваться на месте командира. Это было и не просто и, одновременно, не тяжело, потому что взвод был намного старше меня, люди опытные, хозяйственные и обстоятельные. Многие чуть ли не с рождения умели ухаживать за лошадьми и повозками. Относились друг к другу с уважением и старались всегда помогать в это сложное время, мы были почти как семья. Потому когда подходил проверять состояние говорили: «Не волнуйтесь товарищ командир, мы знаем, мы сделаем это, мы сделаем то.». Вот примерно в таком положении мы и готовились к наступлению. 
Под новый год 1944 года наша дивизия перешла в наступление и мы начали бои за освобождение Житомира. Это, так сказать, было мое первое боевое крещение, мои первые бои в должности командира взвода. Потом, позже, пошло освобождение Украины. 
После освобождения Кракова мы вышли к концлагерю Освенцим. Лагерь имел основную часть состоящую из 3 отделений. Это был огромный лагерь по ширине километра 4 и по длине около 10. Он занимал огромную территорию, а все его филиалы разбросаны в радиусе 30 километров. В нем находились сотни тысяч узников – заключенных. 
Когда мы вошли в сам лагерь то увидели то, что вы видите в кинохрониках, на кинокадрах военных лет, хотя фотографии во многом делались уже постановочные - мы видели все в намного более ужасном и тяжелом состоянии. 
В самом лагере мы пробыли недолго. Задачи нашего воинского подразделения были несколько иные и обследование лагеря не особенно и требовалось. Подходя к нему уже и так было многое понятно - мы видели, как убегали немцы и мы понимали, что они не могли быть за колючей проволокой видя наши войска на подходе. В сам лагерь зашли из чистого такого любопытства. Правда тогда еще не говорили «лагерь узников» - были лагеря пленных, лагеря заключенных. И нас, в первую очередь, интересовало - а нет ли там советских военнопленных. И вот мы с группой офицеров вошли в этот лагерь, подошли к узникам. Помню была довольно промозглая и сырая погода. Их собралась целая группа у бараков. Попытались с ними как-то объясниться. Но ни они не знали русский, ни мы не могли понять на каком языке с ними общаться. В то время я и услышал такое слово «хунгары». Как оказалось это были Венгры.
Так получилось, что где-то в середине лета 1944 года из Венгрии привезли большую группу евреев – около полумиллиона человек. Видимо, это как раз и была эта группа, группа венгерских узников евреев. В основном этот лагерь как раз и предназначался для евреев - это был лагерь смерти. Не тот, где смерть происходила случайно – от истощения, тяжелой физической работы, болезней, а тот, где шло планомерное и целенаправленное истребление. Немцы ставили перед собой задачу ликвидировать всех евреев. Все было поставлено на поток – организованы лагеря, оборудованы газовые камеры. Направляли поначалу в газовые камеры, душили, а потом сжигали в крематориях. Не щадили конечно и наших – их было около 15 тысяч. А вообще погибших было огромное количество – только поляков более 200 тысяч, а со всей Европы и на порядки больше.
После нас сразу пришли санитарные батальоны, медицинская служба. Были организованы помывка, дезинфекция и первая помощь. После прибыли уже специальные госпиталя и началось уже основательное обслуживание и оказание помощи.
После освобождения Львова я был уже старшим лейтенантом командиром пулеметной роты. У меня было 3 таких взвода в подчинении. Вот в таком ранге, после освобождения Украины и вышли к границам Польши. А дальше начались бои за ее освобождение.
Дальше, после Освенцима, в конце февраля я был ранен в боях за Одрский плацдарм. Ранен был легко, подлечился в госпитале и вернулся в свою часть - принял роту, начинались бои за Чехословакию. 20 апреля был ранен второй раз при боях за железнодорожную станцию. Бои были тяжелые т.к. в случае нашей победы это перекрывало немцам поставки к фронту солдат и вооружения. Поставленную задачу мы выполнили. В конце боя меня как раз и ранило. Фактически на этом мое участие в войне и закончилось. Победу встретил уже находясь в госпитале.
Госпиталь был прифронтовой. Однажды утром неожиданно близко послышалась стрельба. Всякое могло быть – могли и немцы высадить десант и начать контратаку. Я находился в отдельном доке с несколькими офицерами, в палате на 2 этаже. Хотя это и запрещалось, личное боевое оружие у меня было при себе. От врачей мы его естественно прятали. Пистолет был постоянно под рукой, под подушкой. И вот взяв его наизготовку стал потихонечку стал подходить к окну. Выглянул, смотрю стоит капитан медицинской службы, который как раз заведовал отделением физической культуры (где я проходил лечение), и палит из пистолета в воздух. А там и солдат дальше увидел из автоматов в воздух стреляюших. Я говорю, что мол случилось? «Ты спишь там, а уже война закончилась. Победа!». Вот так и было – стрельба, веселье, колоссальный подъем и наступившая нервная разрядка. Все закончилось.

Информационные партнеры:

Официальный сайт Мэра Москвы
Сайт государственных услуг города Москвы
Управа района Восточное Измайлово города Москвы

Префектура района Восточное Измайлово города Москвы

Московская городская Дума
ГКУ "ИС района Восточное Измайлово"
Государственное бюджетное учреждение «Жилищник района Восточное Измайлово»
Военный комиссариат города Москвы
Спортивно-досуговый центр «Восточное Измайлово»

IQManager Всё для организации праздников в одном месте